Психиатрия Всемирная психиатрия
№02 2020

Расстройства интеллектуального развития и расстройства аутистического спектра в рамках следующего трехлетнего плана ВПА №02 2020

Номера страниц в выпуске:260-260
Как расстройство интеллектуального развития (intellectual developmental disorder, IDD), так и расстройство аутистического спектра (РАС) включены в раздел расстройств, связанных с нарушением развития нервной системы (neurodevelopmental disorders) МКБ‐11 и DSM-5.
Как расстройство интеллектуального развития (intellectual developmental disorder, IDD), так и расстройство аутистического спектра (РАС) включены в раздел расстройств, связанных с нарушением развития нервной системы (neurodevelopmental disorders) МКБ‐11 и DSM-5. Они представляют собой метасиндромные группы, включающие множество различных клинических состояний, характеризующихся когнитивными и сходными с ними нарушениями. Ведущими синдромами являются дезадаптивные когнитивные нарушения при IDD и выраженный недостаток и ограничения сложных межличностных взаимодействий при РАС 1 . Эти два состояния часто сосуществуют, и их дифференциация может быть затруднена, особенно в условиях нарастания выраженности когнитивных нарушений. Около 30–40% лиц с ID присущи распространенные признаки РАС, а около 80% лиц с РАС характеризуются более низким уровнем интеллектуальной деятельности по сравнению с общей популяцией 2,3 .
Как IDD, так и РАС связаны с широкой уязвимостью к сопутствующим проблемам со здоровьем, особенно к психическим расстройствам, причем их распространенность у таких лиц в пять и более раз выше, чем в общей популяции 4 . Выявление сопутствующих психических расстройств у лиц с IDD и РАС требует специальных знаний и опыта. На самом деле симптоматика может быть смешанной, периодической, атипичной, маскированной и варьироваться от слабо до экстремально выраженной. Даже ключевые элементы некоторых синдромов, такие как бред, галлюцинации или суицидальные идеи, часто очень трудно распознать, особенно у людей с низкими или отсутствующими навыками вербальной коммуникации, которые могут быть способны выразить себя только через изменения в поведении 5 .
IDD и РАС ложатся огромным бременем на семьи и лиц, осуществляющих уход, требуют высокого уровня предоставления услуг и приводят к высоким издержкам для здравоохранения и общества 6 .
Несмотря на вышеприведенные данные, большинство национальных и международных организаций во всем мире часто упускают из виду IDD и РАС как проблемы психического здоровья. Даже в тех странах, где существуют специализированные программы помощи, обычно сообщается о значительных разрывах между информированностью, планированием и предоставлением услуг, особенно для лиц с более высокой степенью нарушения коммуникативных, концептуальных (conceptual skill, способность формулировать понятия) и адаптационных навыков. Кроме того, зачастую отсутствует специальная подготовка психиатров и других специалистов в области психического здоровья на всех уровнях системы клинического образования, включая преддипломную подготовку, подготовку выпускников и последипломное обучение, а также непрерывное профессиональное образование.
Около половины лиц с ID и низкофункциональными РАС получают лечение психотропными средствами, а в одной трети случаев лекарства назначаются для контроля проблемных форм поведения, таких как агрессия или самоповреждение, при отсутствии диагностированного психического расстройства 7 .
Эти уязвимости и нехватка услуг по их устранению, как представляется, распространяются и на лиц с пограничным интеллектуальным функционированием (borderline intellectual functioning, BIF), у которых IQ ниже среднего (между одним и двумя стандартными отклонениями), но недостаточно низкий, чтобы быть включенным в верхний предел IDD. Согласно результатам исследований, по меньшей мере одна восьмая населения земного шара имеет BIF и характеризуется, по сравнению с людьми с более высоким IQ, большей социальной незащищенностью, более высокими показателями встречаемости психических расстройств и злоупотребления психоактивными веществами, а также более частым использованием психофармакологических методов лечения и медицинских услуг, в том числе экстренных 8,9 .
Чтобы решить вышеупомянутые проблемы, повысить осведомленность и предложить некоторые начальные решения, ВПА только что запустила конкретную программу в рамках своего предлагаемого плана действий на 2021–2024 гг. Во время 19-го Всемирного психиатрического конгресса, состоявшегося в Лиссабоне в августе 2019 г., были созданы две взаимосвязанные рабочие группы по IDD и РАС, в состав которых вошли эксперты, внесшие проверенный временем вклад в деятельность ВПА в этой области.
В течение следующего трехлетнего периода эти группы подготовят ряд совместных документов по вопросам политики, услуг, а также образования и профессиональной подготовки. В этих документах центральное место будет отведено диагностике сопутствующих психических расстройств, а также соответствующему лечению и методам оценки исходов.
План действий ВПА на 2021–2024 гг. направлен на удовлетворение потребностей лиц с IDD и РАС в области психического здоровья, разработку стратегий сотрудничества психиатров с другими медицинскими работниками и развитие партнерских отношений для совместной работы по повышению компетентности студентов-медиков, молодых психиатров и смежных специалистов.
Основная цель состоит в том, чтобы улучшить помощь лицам с IDD и РАС во всем мире и обеспечить осуществление их права на психиатрическую помощь в соответствии с Конвенцией Организации Объединенных Наций о правах инвалидов.

Перевод: Шуненков Д.А. (Иваново)
Редактура: к.м.н. Федотов И.А. (Рязань)

Bertelli M, Salvador-Carulla L, Munir K, Scattoni M, Azeem M, Javed A. Intellectual developmental disorder and autism spectrum disorder in the WPA next triennium mainstream. World Psychiatry. 2020;19(2):260-260.

DOI:10.1002/wps.20727


Список исп. литературыСкрыть список
1. Reed GM, First MB, Kogan CS et al. World Psychiatry 2019;18:3-19.
2. Matson JL, Shoemaker M. Res Dev Disabil 2009; 30:1107-14.
3. Christensen DL, Maenner MJ, Bilder D et al. MMWR Surveill Summ 2019;68:1-19.
4. Cooper SA, Smiley E, Morrison J et al. Br J Psychiatry 2007;190:27-35.
5. Bertelli M, Scuticchio D, Ferrandi A et al. Res Dev Disabil 2012;33:382-90.
6. Rogge N, Janssen J. J Autism Development Disord 2019;49:2873-900.
7. Deb S, Kwok H, Bertelli M et al. World Psychiatry 2009;8:181-6.
8. Hassiotis A, Strydom A, Hall I et al. J Intellect Disabil Res 2008;52:95-106.
9. Wieland J, Kapitein-de Haan S, Zitman FG. Can J Psychiatry 2014;59:213-9.
Количество просмотров: 267
Предыдущая статьяЭкономика в сфере психического здоровья: сближение исследований, практики и политики
Следующая статьяЗначение пандемии COVID-19 для психиатрии
Прямой эфир