Психиатрия Всемирная психиатрия
№02 2021

Расизм и психическое здоровье №02 2021

Номера страниц в выпуске:194-195
В свете пандемии COVID-19 и ее поразительно рознящихся показателей смертности среди белого населения и стигматизированных по расовому/этническому признаку групп в США и Великобритании, а также ввиду недавних глобальных протестов против полицейского насилия возрос интерес к теме расизма и возник вопрос: как расизм может повлиять на здоровье – в частности, психическое?
В свете пандемии COVID-19 и ее поразительно рознящихся показателей смертности среди белого населения и стигматизированных по расовому/этническому признаку групп в США и Великобритании, а также ввиду недавних глобальных протестов против полицейского насилия возрос интерес к теме расизма и возник вопрос: как расизм может повлиять на здоровье – в частности, психическое?
Расизм – это организованная социетальная система, в рамках которой преобладающая группа белых людей делит остальных на «расы», обесценивая, подчиняя и ограничивая в ресурсах этнические группы, которые относят к низшим 1 . Идеология неполноценности пронизывает социетальные системы и институты, из-за чего расизм не ограничивается индивидуальными убеждениями и действиями 1  – он встраивается в жизнь, проникая в организации, межличностные отношения и культуру. Мы хотим привести краткий обзор уровней расизма и рассказать, к каким неблагоприятным последствиям для психического здоровья он может привести.
Институциональный или структурный расизм можно определить как расовую дискриминацию, встроенную в организационную структуру или политический курс 1 . К этой разновидности можно отнести сегрегацию по месту жительства, расовую иммиграционную политику и лишение свободы по расовому признаку. Например, в США сегрегация по месту жительства, то есть физическое разделение рас путем насильственного переселения в определенные места, – ключевой фактор, способствующий расовому неравенству в контексте здоровья. Проживание в местах, где царит нищета и социальное неравенство, может негативно повлиять на психическое состояние, так как в подобных условиях воздействие стрессоров (психосоциальных, физических и токсических) выше, а доступ к возможностям и ресурсам, включая обучение, трудоустройство и медицинское обслуживание, крайне мал. Согласно эмпирическим анализам, в США ликвидация сегрегации по месту жительства может стереть расовое неравенство в доходах, образовании и уровне безработицы, а также на две трети снизить расовые различия в доле матерей-одиночек 1 .
Иммиграционная политика часто воспроизводит идеологию «своих и чужих», где последних определяет раса или этнос, – это может отрицательно сказаться на группах иммигрантов, выделенных по расовому признаку. Согласно исследованиям, ограничительная иммиграционная политика с сужением прав и агрессивное применение антииммиграционной политики негативно влияет на психическое здоровье 2 .
Лишение свободы по расовому признаку также не проходит для психики бесследно. США находятся на первом месте по размеру популяции таких заключенных — больше всего среди них чернокожих и латинос 3 . Этот факт способствовал историческому переходу от лечения психических расстройств в клиниках к получению медицинской помощи в рамках тюремной системы – из-за этого изоляторы и тюрьмы в США превратились в крупнейшего поставщика медицинских услуг. В национальном исследовании США выяснили, что у афроамериканцев и чернокожих карибов опыт пребывания в местах ограничения свободы был ассоциирован с депрессивным расстройством 4 . Более того, в другом американском исследовании обнаружили, что агрессивные действия полиции, например убийство безоружных афроамериканцев, приводит к ухудшению психического состояния всей чернокожей популяции в пределах штата, в котором произошел инцидент 1 .
Лучше всего в литературе о расизме и психическом здоровье разобраны случаи отдельных сообщений о межличностной дискриминации. Среди литературных обзоров и метаанализов, которые были опубликованы в 2013–2019 годах и посвящены вопросам дискриминации и здоровья, восемь обзоров касались именно психического состояния 5 . Несмотря на то, что большинство исследований проводились в США, в исследованиях были представлены работы ученых из примерно 20 стран. Этот объем исследований позволяет говорить о том, что дискриминация положительно коррелирует с повышенным риском развития серьезных психических расстройств и отрицательно – с положительными характеристиками психического состояния, вроде удовлетворенности жизнью и самооценки. У людей с неоднократным опытом дискриминации росла вероятность появления нарушений психического здоровья в будущем. Со временем дискриминация также неблагоприятно сказывалась на личности, например, усугубляя невротизм.
Несмотря на то, что большая часть исследований имела поперечный дизайн, растет число проспективных исследований, которые связывают дискриминацию с риском для психического здоровья. В некоторых работах также подтвердили, что связь между дискриминацией и психическим здоровьем устойчива перед адаптациями к потенциальным психологическим нарушениям вроде невротизма 6 . Более того, расовая дискриминация также связана с более неустойчивым психическим состоянием и ростом рискованного поведения среди детей и подростков 7 . Помимо непосредственного воздействия расовой дискриминации, с худшими последствиями для психического здоровья связано косвенное воздействие – например, когда тяготы неравенства испытывают родители или опекуны 8 .
Культурный расизм относится к расистским идеологиям, тиражируемым в средствах массовой информации, стереотипах и общественных нормах и лежащим в основе институционального и межличностного расизма 1 . Его влияние на психическое здоровье разнообразно. Во-первых, культурный расизм может инициировать и поддерживать политический курс, создающий угрожающие психическому здоровью условия, как при сохранении сегрегации по месту жительства — это усиливает травматический опыт и создает почву для появления широкого спектра физических и психологических стрессоров. Во-вторых, некоторые члены стигматизированных по расовому признаку групп интернализируют негативные расовые стереотипы о своей культуре, что, в свою очередь, может привести к росту психологического дистресса и употреблению ПАВ. В-третьих, у стигматизированной группы культурный расизм может спровоцировать стереотипные ожидания угрозы и тревоги, что происходит при проявлении негативных стереотипов об их группе. Согласно исследованиям, стереотипная угроза может привести к повышению тревожности, ухудшению саморегуляции и нарушению процесса принятия решений, что также способно повлиять на коммуникацию медицинского персонала и пациента и снизить приверженность к лечению 1 .
Более того, культурный расизм может спровоцировать появление личной неосознанной предвзятости у врачей — так дискриминация поставит под удар качество медицинского обслуживания. Исследования подтвердили, что существуют расовые различия в применении психиатрических диагностических критериев: например, у латинос тревожные расстройства диагностируются чаще, чем у белых индивидов, сообщающих об аналогичных симптомах 4 . Точно так же врачи, пронаблюдав одни и те же симптомы у афроамериканцев и белых, у первых скорее диагностируют психотические расстройства, а у последних – расстройства настроения 4 .
Чтобы лучше разобраться во взаимодействии расовой и других форм групповой дискриминации (например, половой), а также выяснить, как ее различные формы могут сказаться на психическом здоровье, необходимо продолжать исследования. Появляется все больше доказательств того, что различные формы дискриминации, например расизм и гетеросексизм, связаны с повышенным риском развития психических нарушений 9 . Вдобавок, пока нам мало что известно о возможных последствиях в других поколениях и связанных с ними эпигенетических эффектах, хотя все больше данных свидетельствует о том, что такие процессы существуют 1 .
Сегодня исследования, посвященные расизму и психическому здоровью, больше сосредоточены на подтверждении значимости расизма, чем на поиске способов минимизировать нежелательные эффекты его воздействия и снизить его распространенность. По некоторым данным, часть негативного влияния дискриминации на психическое здоровье можно смягчить при помощи психосоциальных ресурсов, например общественных связей и вовлечения в процесс религиозных организаций 6 . Тем не менее для эффективной работы с мультифакторным воздействием расизма на психическое здоровье могут потребоваться разноуровневые социетальные интервенции, призванные выстроить расовое равенство в домах, школах, жилых кварталах и на рабочих местах и свести к минимум текущий расовый экономический разрыв, а также улучшить социоэкономические и жилищные условия для жертв неравенства.
Мероприятия, связанные с устойчивостью и культурной/ структурной компетентностью в медицинской отрасли, выглядят перспективно, однако необходимо больше внимания уделять различным несвязанным системам, в которых обосновался расизм 1,3 . Кроме того, чтобы справиться с проблемами в области оказания медицинской психиатрической помощи, важно диверсифицировать трудовые ресурсы, включив малопредставленные расовые/этнические группы и профессиональный опыт (например, медицинский, социальный или религиозный) 3 . Чтобы больше изучать влияние расизма на психическое здоровье, а также предотвращать негативные последствия и эффективно с ними работать, необходимы всеохватывающие четкие стратегические инициативы как внутри сфер психиатрии и медицины, так и вне их.

Перевод: Василенко Е. Е. (Челябинск)
Редактура: к.м.н. Рукавишников Г.В. (Санкт-Петербург)

Williams D, Etkins O. Racism and mental health. World Psychiatry. 2021;20(2):194-195.

DOI:10.1002/wps.20845
Список исп. литературыСкрыть список
1. Williams DR, Lawrence JA, Davis BA. Annu Rev Publ Health 2019;40:105-25.
2. Hatzenbuehler ML, Prins SJ, Flake M et al. Soc Sci Med 2017;174:169-78.
3. Medlock MM, Shtasel D, Trinh N-HT et al (eds). Racism and psychiatry: contemporary issues and interventions. Berlin: Springer, 2018.
4. Anglin DM, Lighty Q, Yang LH et al. Psychiatry Res 2014;219:114-21.
5. Williams DR, Lawrence JA, Davis BA et al. Health Serv Res 2019;54:1374-88.
6. Lewis TT, Cogburn CD, Williams DR. Annu Rev Clin Psychol 2015;11:407-40.
7. Priest N, Paradies Y, Trenerry B et al. Soc Sci Med 2013;95:115-27.
8. Heard-Garris NJ, Cale M, Camaj L et al. Soc Sci Med 2018;199:230-40.
9. Vargas SM, Huey SJ, Miranda J. Am J Orthopsychiatry 2020;90:374-90.
Количество просмотров: 448
Предыдущая статьяВалидность и полезность иерархической таксономии психопатологии (HITOP): II. Экстернализирующий суперспектр
Следующая статьяЭпидемия злоупотребления и передозировок фентанила. Задачи и пути решения
Прямой эфир