Психиатрия Всемирная психиатрия
№03 2021

Одиночество и жестокое обращение как факторы риска суицида у пожилых людей: новые данные и результаты работы секции ВПА по психиатрии пожилого возраста №03 2021

Номера страниц в выпуске:455-456
Самоубийства — одна из серьезных проблем здравоохранения: в 2016 г. было зарегистрировано 817 000 случаев во всем мире. Самый высокий уровень самоубийств приходится на людей в возрасте 70 лет и старше, как среди мужчин, так и среди женщин, почти во всех странах мира .
Самоубийства — одна из серьезных проблем здравоохранения: в 2016 г. было зарегистрировано 817 000 случаев во всем мире. Самый высокий уровень самоубийств приходится на людей в возрасте 70 лет и старше, как среди мужчин, так и среди женщин, почти во всех странах мира 1 .
Известные подходы для снижения факторов риска и поддержания защитных факторов актуальны для всех возрастных групп, но исследования, сфокусированные на предотвращении самоубийств среди пожилых людей, все еще находятся на начальной стадии. Доказательная база по различным вмешательствам для профилактики суицидального поведения среди пожилых людей остается ограниченной. На основании имеющихся научных данных Секция по вопросам самоубийств в пожилом возрасте в составе Международной ассоциации по предотвращению самоубийств 2  рекомендует комплексный подход, в котором большое значение имеет система распределения ресурсов и мониторинг эффективности каждого вмешательства.
Чувство одиночества возникает, когда человек чувствует себя отстраненным от своего ближайшего социального окружения: партнеров, членов семьи, сверстников, друзей и других значимых людей. Оно распространено среди пожилых людей, особенно мужчин, которые никогда не вступали в брак, овдовели или разведены 3 . Чувство одиночества возникает вследствие утраты значимых интимных отношений или социальной роли, которая раньше давала человеку чувство собственного достоинства. В случае негативных жизненных событий и других состояний, которые сопровождаются психологическим стрессом, когда человеку не с кем поделиться своими чувствами, одиночество может иметь особенно выраженные отрицательные последствия. В сочетании с другими факторами одиночество может привести к увеличению риска суицидального поведения. Примером служит тот факт, что самоубийства пожилых людей чаще происходят, когда человек находится один дома 4 .
Пандемия COVID-19 выявила новые проблемы пожилых людей, и мы только начинаем замечать ее влияние на заболеваемость, смертность и уровень самоубийств во всем мире 5 . Многие правительственные меры по борьбе с пандемией, включая социальную изоляцию и дистанцирование, привели к усилению стресса у пожилых людей. В связи с этим необходимо создать мощную систему первичной медико-санитарной помощи и найти новые способы поддержать пожилых людей. Было бы неправильно сказать, что рост числа самоубийств среди пожилых людей в результате пандемии неизбежен 6 . Необходимо пересмотреть традиционные подходы к предотвращению самоубийств 7  и разработать новые способы решения этой проблемы в новом контексте. При разработке соответствующих стратегий должно учитываться мнение людей с опытом в этом вопросе.
Предшествующие травматические переживания (например, жестокое обращение в детстве, потеря родителей) могут иметь последствия для дальнейшей жизни и связаны с повышенной вероятностью суицидального поведения. Но недавний травматичный опыт также может увеличить риск самоубийства. По данным Всемирной организации здравоохранения, примерно каждый шестой пожилой человек в прошлом году подвергся насилию в той или иной форме 8 . Вероятно, показатели распространенности, о которых докладывают в существующих популяционных исследованиях по жестокому обращению с пожилыми людьми, также занижены. В этой области исследований не только страдает методологическая база и сопоставимость исследований, но и выборки не всегда являются репрезентативными; например, из исследований исключают лиц с когнитивными нарушениями, хотя они наиболее уязвимы для жестокого обращения, особенно в специализированных учреждениях.
Пожилые люди с проблемами в сфере психического здоровья подвергаются высокому риску жестокого обращения. Существует множество форм жестокого обращения с пожилыми людьми, включая психологическое, физическое, сексуальное, финансовое и социальное насилие, а также оставление в одиночестве и без надлежащего ухода. С насилием нельзя мириться ни при каких обстоятельствах. По отношению к пожилому человеку жестоким обращением может считаться то, что по отношению к взрослому здоровому человеку не является насилием. В основном это объясняется зависимым положением пожилых (в финансовом, эмоциональном, физическом плане) от лиц, которые и являются источником насилия, жестокого обращения или пренебрежения.
Жестокое обращение в любой форме является фактором риска самоубийства. Отдельные психосоциальные факторы риска, обнаруживаемые у пожилых людей, подвергшихся серьезному насилию, часто присутствуют и в случае пожилых людей, которые пытались или совершили самоубийство. Пожилым людям, подвергшимся жестокому обращению, не уделялось должного внимания в усилиях по предотвращению самоубийств. Это упущение необходимо исправить, поскольку в ближайшие десятилетия численность пожилого населения мира резко увеличится, что при отсутствии значимых профилактических мер может привести к резкому увеличению числа случаев жестокого обращения с пожилыми людьми и числа самоубийств 9 .
Помощь в установлении прочных социальных отношений и эффективная правовая база для защиты человека от любых форм насилия являются общими факторами защиты от самоубийства. Однако следует признать, что в работе с пожилыми людьми прилагалось гораздо меньше усилий по поддержанию этих защитных факторов, чем в работе с молодыми.
Учитывая, что одиночество является серьезным фактором риска самоубийства, Секция по психиатрии пожилого возраста ВПА выступила с инициативой объявить День преодоления одиночества. Секция также намерена сотрудничать с Кампанией по преодолению одиночества. Дружба и поддержка окружающих – основа нашего благополучия. Когда человек остается один в пожилом возрасте, с этим труднее бороться. Кампания стремится вовлечь в свою деятельность ученых, специалистов, законодателей и представителей бизнеса (см. https://www.campaigntoendloneliness.org).
Так как все формы жестокого обращения с пожилыми людьми являются нарушением основных прав человека, Секция по психиатрии пожилого возраста ВПА также считает своим долгом участвовать в разработке Конвенции Организации Объединенных Наций о правах пожилых людей. Первым шагом в этом направлении стал вебинар, организованный в сотрудничестве с Международной психогериатрической ассоциацией 10 декабря 2020 г. и приуроченный ко Дню прав человека. Секция также организовала междисциплинарный симпозиум по угрозам достоинству пожилых людей с психическими расстройствами во время пандемии COVID-19 в рамках Тематической встречи ВПА по междисциплинарному сотрудничеству в 2020 г. Также на стадии разработки находится Заявление о позиции по правам человека и психическому здоровью пожилых людей.

Перевод: Шишковская Т.И. (г. Москва)
Редактура: к.м.н. Дорофейкова М.В.(г. Санкт- Петербург)

de Mendonça Lima CA, De Leo D, Ivbijaro G, Svab I. Loneliness and abuse as risk factors for suicide in older adults: new developments and the con-tribution of the WPA Section on Old Age Psychiatry. World Psychiatry. 2021;20(3):455-456.

DOI: 10.1002/wps.20899
Список исп. литературыСкрыть список
1. World Health Organization. Preventing suicide: a global imperative. Geneva: World Health Organization, 2014.
2. Lapierre S, Erlangsen A, Waern M et al. Crisis 2011; 32: 88-98.
3. Erlangsen A, Jeune B, Bille-Brahe U et al. Age Aging 2004; 32: 106-9.
4. Harwood D, Jacoby R. In: K Hawton, K Heeringen (eds). The international handbook of suicide and attempted suicide. Chichester: Wiley, 2000: 275-92.
5. Courtet P, Olié E, Debien C et al. J Clin Psychiatry 2020; 81:20com13370.
6. Niederktotenthaler T, Gunnell D, Arensman E et al. Crisis 2020; 41: 321-30.
7. Wasserman D, Iosue M, Wuestefeld A et al. World Psychiatry 2020; 19: 294-306.
8. World Health Organization. Fact sheet on elder abuse. Geneva: World Health Organization, 2020.
9. Salvatore T, Dodson KD, Hull A et al. Forensic Mental Health Practitioner 2018; 1: 1-10.
Количество просмотров: 458
Предыдущая статьяПроект «психиатрия образа жизни» под эгидой секции ВПА по медицине, психиатрии и первичной медико-санитарной помощи
Следующая статьяПлан работы центров сотрудничества ВПА на 2021–2024 гг.
Прямой эфир