31 октября, 2017. Гипоксия в развитии поражения белого вещества головного мозга

Поражение глубокого и периветрикулярного белого вещества преимущественно происходит при таких заболеваниях, как болезнь мелких сосудов (БМС) и рассеянный склероз (РС), что позволяет предположить участие распространенных патогенетических механизмов в развитии повреждения. В статье Martinez Sosa S и соавт. рассматривается роль гипоксии тканей в патогенезе повреждения мозга. Как правило, эти участки мозга кровоснабжаются немногочисленными сосудами, идущими от длинных узких артерий/артериол, и уязвимы к уменьшению насыщения кислородом, которое возникает при снижении перфузии (развивающемся при БМС, РС и сахарном диабете) или при гипоксии прилежащих тканей (как при РС). Недостаток кислорода при этом усугубляется преобладанием в этом участке вен, в которых может накапливаться кислород из прилегающих тканей. Помимо этого, гемодинамические отличия включают в себя меньшую скорость тока крови и меньшую вазомоторную активность и эластичность сосудов, что ведет к дальнейшему усугублению недостатка кислорода. Наиболее уязвимые к гипоксии клетки, такие как олигодендроциты, погибают первыми, что приводит к демиелинизации. В доклинических моделях показано, что демиелинизацию после гипоксии можно предотвратить с помощью поддержания уровня оксигенации при повышении концентрации кислорода во вдыхаемом воздухе. Помимо этого, выявлена наибольшая уязвимость вещества около передних и затылочных рогов боковых желудочков, так называемых водораздельных зон, которые считаются наиболее уязвимыми к гипоперфузии и гипоксии. Вдобавок, наличие гипоксии может усугубиться митохондриальной дисфункцией, встречающейся, например, при лейкодистрофиях. Таким образом, взгляд на повреждение вещества головного мозга с точки зрения развития гипоксии не только позволяет говорить о прогнозируемости зоны поражения, но также может способствовать развитию новых стратегий терапии.

Источник: Martinez Sosa S, Smith KJ. Understanding a role for hypoxia in lesion formation and location in the deep and periventricular white matter in small vessel disease and multiple sclerosis. Clin Sci (Lond). 2017