Пьер Деникер – великан психофармакологии (штрихи к биографии) №01 2017

Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина - Пьер Деникер – великан психофармакологии (штрихи к биографии)

Номера страниц в выпуске:65
Для цитированияСкрыть список
П.В.Морозов. Пьер Деникер – великан психофармакологии (штрихи к биографии). Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина. 2017; 01: 65
toubib@rinet.ru
Для цитирования: Морозов П.В. Пьер Деникер – великан психофармакологии (штрихи к биографии). Психиатрия и психофармакотерапия. 2017; 19 (1): 65.

Pierre Deniker – giant of psychopharmacology (strokes to the biography)

P.V.Morozov
N.I.Pirogov Russian National Research Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation. 117997, Russian Federation, Moscow, ul. Ostrovitianova, d. 1

toubib@rinet.ru
For citation: Morozov P.V. Pierre Deniker – giant of psychopharmacology (strokes to the biography). Psychiatry and psichopharmacotherapy. 2017; 19 (1): 65.
С легендой мировой психиатрии – профессором Пьером Деникером мне довелось познакомиться во время моего пребывания на посту старшего медицинского советника секретариата Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) в Женеве, отвечающего за программу по биологической психиатрии и психофармакологии.
Уже первое появление П.Деникера на совещании в Женеве произвело на меня сильное впечатление. Огромного роста, крупный, с низким сильным голосом, прекрасный оратор, он с картезианской ясностью излагал свои мысли и отстаивал свои позиции. По сравнению с моим другом и вечным оппонентом Деникера П.Пишо (Ж.Делэ поделил свою кафедру между ними) он производил впечатление великана. Хорошо зная английский, П.Деникер принципиально выступал, используя только французский, справедливо полагая, что обеспечить перевод с официального языка ВОЗ – дело секретариата конференции. От него я позже узнал, что в мире существуют 26 стран, где французский язык признан официальным. В ту пору я лучше владел именно этим языком, что и послужило основой для сближения наших интересов.
Конечно, мне во многом помогла репутация моего отца В.М.Морозова, который считался среди коллег П.Деникера лучшим зарубежным знатоком французской психиатрии.
Он величал меня «мой юный друг», с его помощью мне удалось организовать в Брюсселе курсы по психофармакологии для психиатров из стран, где официальным признан французский язык. Всегда поражало в нем стремление к новизне, поиску новых путей решения возникающих перед ним задач – в этом профессор Деникер несомненно опережал многих коллег его поколения. Когда он пригласил меня посетить больницу Святой Анны в Париже, то первое, с чем довелось познакомиться, была программа компьютеризации и создание базы данных всех современных психотропных средств. Тогда, в самом начале 1980-х, компьютеры были новинкой и пользоваться ими умели единицы или же профессиональные программисты. Деникер сам сидел за монитором и с увлечением рассказывал мне, что для разработки данного проекта ему пришлось привлечь представителей французской армии с их компьютерным арсеналом – у других ведомств тогда таких возможностей не было. Рядом с его кабинетом сидел молодой лейтенант в форме и создавал базу данных для научных исследований. Пользуясь огромным уважением, П.Деникер был весьма независим в своих суждениях и высказывался прямо и точно. Сторонник традиционных дружеских отношений Франции с нашей страной, он вдруг неожиданно резко осудил политику президента Помпиду, выславшего из Парижа одномоментно большое число советских дипломатов за их «недружественную» деятельность. При этом Деникер добавил, что знаком с шефом местной контрразведки и считает его «un debile mentale».
Зная мою франкофилию, он учил меня выражениям, которые невозможно было найти даже в современных словарях жаргонного языка. Однажды он опаздывал на встречу с главным врачом больницы и с иронией говорил о том, что не хотел бы ее раздражать, потому что она… и здесь профессор выдал такое словообразование от существительного «merde», которое я и сейчас не рискну воспроизвести даже по-французски.
В 1983 г. Всесоюзное общество невропатологов и психиатров вышло из рядов Всемирной психиатрической ассоциации по политическим мотивам (президентом ВПА был П.Пишо), нас обвиняли в злоупотреблениях психиатрией. В этой непростой ситуации П.Деникер без колебаний принял мое приглашение посетить 3-ю Суздальскую школу молодых психиатров, куда он приехал с женой. П.Деникер был встречен с энтузиазмом, его рассказ о начале психофармакологической эры, открытии им хлорпромазина был одним из наиболее ярких моментов в истории Школ – его до сих пор вспоминают многие наши, теперь уже маститые, психиатры.
О Суздале с незапамятных времен говорили как о месте намоленном, где всегда ровно и по-особому дышится. И П.Деникер нашел неожиданное объяснение этому. Посетив старинный Спасо-Евфимиев монастырь, он обратил наше внимание на само название обители: святой Евфимий, или 
St. Euthymius, где «еu» означает «ровный, одинаковый», а «thymus» – «настроение», т.е. «выравнивающий настроение, лечебный». Впоследствии он писал о Суздале как о «прелестном уголке русской культуры и истории».
Встречи с П.Деникером всегда обогащали, он обладал широчайшим кругозором в самых различных областях знаний. Однажды профессор познакомил меня с пристрастиями французских автомобилистов, объяснив, что все они делятся на «ситроенистов» и остальных. Сам он был ярым поклонником «Ситроена» и с удовольствием демонстрировал его уникальную «воздушную подушку». Когда мы вышли из его большой машины, я поразился, как же она мала по сравнению с фигурой самого П.Деникера.
Он всегда казался мне великаном.
Сведения об авторе
Морозов Петр Викторович – д-р мед. наук, проф. каф. психиатрии ФУВ ФГБОУ ВО «РНИМУ им. Н.И.Пирогова». E-mail: toubib@runet.ru
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 448
Предыдущая статьяДетский аутизм и смысловая наполненность термина «расстройства аутистического спектра»
Следующая статьяЖан Деле и Пьер Деникер – пионеры психофармакологии

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир