Проблемы эндокринологии

Проблемы эндокринологии, №05 2018
№05 2018

Научно-практический медицинский рецензируемый журнал «Проблемы Эндокринологии» издаётся с 1936 года. Публикует оригинальные статьи о проведённых клинических, клинико-экспериментальных и фундаментальных научных работах, обзоры, лекции, описания клинических случаев, а также вспомогательные материалы по всем актуальным проблемам эндокринологии.

Особое внимание уделяется наиболее актуальным вопросам эндокринологии: химическому строению, биосинтезу и метаболизму гормонов, механизму их действия на клеточном и молекулярном уровне; патогенезу и клинике эндокринных заболеваний, новым методам их диагностики и лечения.

С полным содержанием номеров журнала Вы можете ознакомиться на официальном сайте журнале.

О журнале
В обзоре освещены современные представления о связи загрязнения атмосферного воздуха мелкими взвешенными частицами (PM) с распространенностью сахарного диабета (СД). Обсуждается роль РМ в патогенезе, в частности, СД 2-го типа в зависимости от размера частиц, происхождения, химического состава и концентрации в воздухе. Для этой цели были использованы материалы статей, индексированных в базах PubMed и РИНЦ. РМ дорожно-транспортного происхождения, содержащие металлы с переходной валентностью, признаны самыми опасными. Долговременное воздействие высоких концентраций мелких и ультрамелких РМ ассоциируется с риском заболеваемости СД 2-го типа и смертности от него. Кратковременное воздействие PM вызывает сосудистую инсулинорезистентность и воспаление, запускаемое через оксидативный стресс в легких. Оксидативный стресс, вызванный действием PM, является центральной ступенью воспалительных реакций, приводя к высвобождению провоспалительных цитокинов из клеток и системному воспалению. При воздействии РМ размером ≤2,5 мкм значительно увеличивается экспрессия провоспалительных генов, активируются соответствующие сигнальные пути. На моделях и в экспериментальных исследованиях подтверждена роль РМ в нарушении гомеостаза глюкозы, увеличении воспаления в жировой ткани, печени и центральной нервной системе. Роль загрязнения воздуха РМ в патогенезе СД 2-го типа, особенно на молекулярно-клеточном уровне, остается не совсем ясной. Формализованные описания процессов, опосредующих влияние PM на организм, позволит лучше понять роль загрязнения воздуха PM в патогенезе различных заболеваний, и в частности СД 2-го типа, что должно способствовать совершенствованию способов его лечения и профилактики.

Ключевые слова: загрязнение воздуха, взвешенные частицы, сахарный диабет 2-го типа.
© А.Ф. Колпакова1*, Р.Н. Шарипов2,3, О.А. Волкова4
Номера страниц
в выпуске: 329-335
1ФГБУН «Институт вычислительных технологий СО РАН», Новосибирск, Россия; 2ООО «БИОСОФТ.РУ», Новосибирск, Россия; 3ФГАОУ ВО «Новосибирский национальный исследовательский государственный университет», Новосибирск, Россия; 4ФИЦ «Институт цитологии и генетики СО РАН», Новосибирск, Россия
Синдром Клайнфельтера — хромосомная патология, являющаяся самой частой аномалией половых хромосом и самой частой формой первичного мужского гипогонадизма. Наличие дополнительной Х-хромосомы в кариотипе обусловливает бесплодие, азооспермию, малый объем тестикул, высокий уровень гонадотропинов и низкий уровень тестостерона, высокорослость и диспропорциональное телосложение, трудности обучения и особенности речевого развития. Несмотря на высокую частоту синдрома в популяции, только 25% пациентов узнают о своем заболевании в течение жизни. Поздняя диагностика и несвоевременно начатое лечение зачастую обусловлены выраженным клиническим полиморфизмом заболевания, различным временем появления симптомов, а также высокой частотой ассоциированных состояний, по поводу которых пациенты наблюдаются у различных специалистов, не зная об основном диагнозе. В настоящем обзоре представлены данные об истории изучения, этиологии синдрома, клинических и лабораторных особенностях, характерных для детского, подросткового и взрослого возраста. Перечислены наиболее часто встречающиеся сопутствующие заболевания и приведены современные данные об их распространенности, а также влиянии на них заместительной терапии препаратами тестостерона.

Ключевые слова: синдром Клайнфельтера, гипогонадизм, гинекомастия, ожирение, сахарный диабет 2-го типа.
© Д.А. Беспалюк*, И.С. Чугунов
Номера страниц
в выпуске: 321-328
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России, Москва, Россия
Гонадные и внегонадные эффекты тестостерона у мужчин активно исследуются в последние годы. На сегодняшний день не вызывает сомнения увеличение рисков ожирения, сахарного диабета 2-го типа, артериальной гипертензии и атеросклероза у мужчин с дефицитом тестостерона. Одним из механизмов, посредством которых реализуется действие тестостерона, является чувствительность к андрогенам, определяемая длиной CAG-повторов в гене андрогенного рецептора. Увеличение количества CAG-повторов снижает их активность и проявляется низкой чувствительностью к тестостерону. Напротив, уменьшение числа тринуклеотидных повторов сопровождается повышением чувствительности рецепторов к андрогенам. В этом обзоре рассмотрены данные о влиянии полиморфизма гена андрогенного рецептора на эмбриогенез и дифференцировку пола, регуляцию сперматогенеза, прогрессирование рака и доброкачественной гиперплазии предстательной железы, симптоматику гипогонадизма, контроль углеводного и липидного обменов, минеральную плотность костной ткани, эндотелий сосудов, ответ на заместительную терапию тестостероном, а также на психосоциальные аспекты личности мужчин. Внедрение исследования полиморфизма гена рецептора андрогенов в клиническую практику позволит не только прогнозировать фертильность мужчины или риск развития рака простаты, но и подбирать индивидуальную терапию дефицита тестостерона.

Ключевые слова: ген рецептора андрогенов, тестостерон, чувствительность к андрогенам, андрогенный дефицит, эндотелиальная дисфункция, сахарный диабет 2-го типа.
© И.А. Хрипун*, С.В. Воробьев
Номера страниц
в выпуске: 315-320
ФГБОУ ВО «Ростовский государств енный медицинский университет» Минздрава России, Ростов-на-Дону, Россия
Семейная глюкокортикоидная недостаточность (СГН) (FGD, MIM*202200) — редкая форма первичной хронической надпочечниковой недостаточности, характеризующаяся резистентностью коры надпочечников к АКТГ, снижением секреции глюкокортикоидов и надпочечниковых андрогенов и повышением уровня АКТГ в плазме. В настоящее время описано как минимум 7 генов, мутации в которых приводят к развитию СГН: MC2R, MRAP, STAR, CYP11A1, NNT, TXNRD2, AAAS. Впервые мутацию в гене NNT описали E. Meimaridou и J. Kowalczyk в 2012 г. у 1 пациента при молекулярно-генетическом обследовании и 9 пациентов с клинической картиной семейной глюкокортикоидной недостаточности. Установление точной причины первичной хронической надпочечниковой недостаточности позволяет модифицировать проводимое лечение, прогнозировать развитие возможных осложнений и сопутствующих нарушений функции других органов, а также необходимость медико-генетического консультирования семьи.

Ключевые слова: надпочечниковая недостаточность, дефицит глюкокортикоидов и надпочечниковых андрогенов, гомозиготная мутация в гене NNT.
© И.Ю. Черняк1,3, Н.Ю. Калинченко2, А.И. Тлиф1,3*, Е.И. Клещенко1,3, Е.В. Васильев2, В.М.Петров2, А.Н. Тюльпаков2
Номера страниц
в выпуске: 312-314
1ГБУЗ «Детская краевая клиническая больница» Минздрава Краснодарского края, Краснодар, Россия; 2ФГБУ «Эндокринологический научный центр» Минздрава России, Москва, Россия; 3ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России, Краснодар, Россия
Первичный гиперпаратиреоз (ПГПТ) в 1% случаев обусловлен злокачественным новообразованием околощитовидной железы (ОЩЖ), риск наличия которого выше у пациентов с манифестной формой заболевания. Прогноз пациентов данной группы зависит от распространенности процесса и объема первичного хирургического вмешательства. Большую трудность в таких случаях представляет дифференциальная диагностика между вторичными очагами в костях при раке ОЩЖ и гиперпаратиреоидной остеодистрофией. В данной статье описаны два случая тяжелого ПГПТ, сопровождавшегося гиперпаратиреоидной остеодистрофией, подозрительной на метастазы рака ОЩЖ. В алгоритм обследования была включена позитронная эмиссионная томография, совмещенная с компьютерной томографией (ПЭТ/КТ) с 18F-фтордезоксиглюкозой (18F-ФДГ) и/или 18F-фторхолином и выявлены выраженные костные изменения, схожие с метастазами ОЩЖ. Накопление 18F-фторхолина наблюдалось также только в измененных ОЩЖ. При гистологическом исследовании послеоперационного материала верифицированы доброкачественные опухоли ОЩЖ, а характерные поражения костной ткани расценены как участки остеодистрофии. Таким образом, накопление 18F-фторхолина в участках костной деструкции не позволяет дифференцировать гиперпаратиреоидную остеодистрофию от метастатического поражения, а чувствительность и специфичность метода в отношении топической диагностики измененных ОЩЖ требуют дальнейшего исследования.

Ключевые слова: первичный гиперпаратиреоз, позитронная эмиссионная томография, гиперпаратиреоидная остеодистрофия, рак околощитовидных желез, клинический случай.
© Н.Г. Мокрышева1, Ю.А. Крупинова1*, М.Б. Долгушин2, А.А. Оджарова2, И.А. Воронкова1, В.В. Воскобойников1, Н.С. Кузнецов1
Номера страниц
в выпуске: 299-305
1ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр эндокринологии» Минздрава России, Москва, Россия; 2ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологи и им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, Москва, Россия
Обоснование. Система кисспептина играет важную роль в нейроэндокринном контроле секреции гонадотропинов, половой дифференцировки мозга, старта пубертата и фертильности. Цель исследования — изучение уровня кисспептина в крови мальчиков в зависимости от стадии пубертата, а также при патологической задержке старта пубертата. Материал и методы. В исследование включены 43 соматически здоровых мальчика. 1-ю группу составили 12 мальчиков 14—17 лет с задержкой старта пубертата, 2-ю группу — 16 мальчиков 14—18 лет в стадии полового развития Таннер IV—V, 3-ю группу — 15 мальчиков 6—10 лет в стадии полового развития Таннер I. В 1-й группе медиана концентрации тестостерона (Т) составляла 0,09 нмоль/л, ЛГ — 0,3 МЕ/л; у 50% мальчиков этой группы пик ЛГ в тесте с трипторелином был ниже 5 МЕ/л. Содержание кисспептина в крови определяли методом ИФА с помощью специфического набора. Результаты. В группе с задержкой полового развития медиана уровня кисспептина (34,8 пг/мл) была статистически значимо (p>0,05) выше, чем в группах с физиологическим для возраста половым развитием. Различий между 2-й и 3-й группами по данному показателю выявлено не было. Заключение. Содержание кисспептина в крови, низкое при физиологическом половом развитии (независимо от стадии), значительно возрастает при задержке старта пубертата у мальчиков, что может служить диагностическим маркером данной патологии. Полученные результаты позволяют предположить ослабление эффекта кисспептина при задержке полового развития вследствие снижения его биологической активности или уменьшения чувствительности кисспептиновых рецепторов при задержке пубертата и гипогонадизме. Не исключена также возможность терапии мужского гипогонадизма экзогенными препаратами кисспептина.

Ключевые слова: кисспептины, задержка пубертата, гипогонадизм, мальчики.
© И.Л. Никитина*, Ю.Н. Юхлина, Е.Ю. Васильева, И.И. Нагорная
Номера страниц
в выпуске: 280-285
ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр им. В.А. Алмазова» Минздрава России, Санкт-Петербург, Россия

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир