Психиатрия Всемирная психиатрия
№01 2013

Религия и психиатрия: от конфликта к консенсусу №01 2013

Номера страниц в выпуске:35-36
Pargament и Lomax представляют религию как “обоюдоострый меч”. Она может одновременно быть и ресурсом, и проблемой в психиатрии. Эта аналогия может быть полезной при руководстве дальнейшими исследованиями и при перемещении их в позицию согласия из позиции, которая порой бывала конфликтующей. Не только психиатрия испытывала сложности с религией, но также и религия — с ее выделением духа, души и тела — испытывала сложности с психиатрией. Для оптимального восстановление психического здоровья пациента психиатр должен быть способен собрать все данные для лечения больного: на всех уровнях, от клеточного до социального. Такие данные лучше всего получать, используя исследования, заслуживающие доверия.
Pargament и Lomax представляют религию как “обоюдоострый меч”. Она может одновременно быть и ресурсом, и проблемой в психиатрии. Эта аналогия может быть полезной при руководстве дальнейшими исследованиями и при перемещении их в позицию согласия из позиции, которая порой бывала конфликтующей. Не только психиатрия испытывала сложности с религией, но также и религия — с ее выделением духа, души и тела — испытывала сложности с психиатрией. Для оптимального восстановление психического здоровья пациента психиатр должен быть способен собрать все данные для лечения больного: на всех уровнях, от клеточного до социального. Такие данные лучше всего получать, используя исследования, заслуживающие доверия.
Факторы, которые нужно принимать к рассмотрению в исследовании, нацеленном на решение вопроса, является ли религия ресурсом или проблемой для психиатрического лечения, включают следующее:
• Операционализация определения духовности. Обычно критерии духовности принято измерять в "общих знаменателях", таких как,
“Я чувствую связь со всей жизнью” (1), что может не точно передавать ее сущность. Такие параметры служили исследованию до настоящего времени, но были "нечисты", так как они в той же степени отражают психологическое благополучие и экзистенциальные или социальные структуры, как и духовность (2). Соответственно, заключения, основанные на этих исследованиях, могут вводить в заблуждение. Кроме этого, духовность обычно измеряется методом самооценки – процесса, который требует определенного уровня проницательности респондента для оценки некоторые аспектов самого себя по сравнению с неизвестными стандартами. Попытки найти объективные критерии оценки, такие как, например, поведение, связанное с духовностью, представляются намного более проблематичными. Тут риск заключается в возможности измерения результата духовной жизни (то есть, душевного спокойствия или радости), а не самой сути духовности, что приведет к ошибочным заключениям.
• Измерение религиозности в контексте многоконфессионности. Каждая религия исключительна в определенных областях. Таким образом, использование всеобъемлющих или общих критериев, игнорирующих индивидуальные догматы определенных религий, может привести только к компрометации исследований. Было бы полезно провести исследования того, что считается сущностью каждой религии, и особенно какие имеются отношения этой сущности к психическому здоровью. Религиозные верования, позиции, опыт, приверженность и зрелость могут быть общими темами для разных религий. Но каждая религия, и даже деноминации в пределах одной религии, будут иметь свои различные наборы "стандартов" или идеалов. Например, Иудаизм имеет тенденцию подчеркивать Бога как Всемогущего, в то время как католицизм имеет тенденцию подчеркивать Бога как Всепрощающего. Различные концепции Бога связаны с адаптивными или неадекватными способами религиозных копинг- стратегий (3).
• Выяснение роли культуры в религиозных проявлениях. Благодаря культуре можно узнать о том, как религия и духовность интерпретируются человеком, и, впоследствии, о том, какие ответы он получает. Например, в некоторых странах "религия" расценивается как устаревший и почти уничижительный термин, в то время как в других "духовность" считается мистическим явлением нового века. Результаты исследований, проведенных среди афроамериканцев или в южной части Соединенных Штатах, имеют культурологический отпечаток, абсолютно отличный от других областей Соединенных Штатов, Канады или Европы. В частности, установлен намного более высокий базовый уровень религиозных верований. И могут потребоваться различные исследования, чтобы определить фактическую интеграцию индивидуума в религию или духовность в отличие от проявлений преобладающей культуры. В качестве примера: посещение религиозных служб может отражать либо внутреннюю религиозную направленность, либо согласие с социальными нормами, либо комбинацию обоих вариантов.
• Долгосрочные исследования.
В течение прошлого десятилетия многие поддерживали лонгитудинальные когортные исследования, что привело к избытку междисциплинарных данных. Междисциплинарные данные были противоречивыми, часто показывая различные взаимоотношения между депрессией и религией, или депрессией и духовной самооценкой. Невозможно было выявить причинно-следственные связи. Вопрос о том, приводит ли психическое заболевание человека к духовности, или отталкивает от нее остался нерешенным. Благоприятные данные лонгитудинальных исследований, направленных на изучение взаимоотношений депрессии и религиозных убеждений или приверженности обрядам, стали интерпретироваться и в отношении того, как депрессия может влиять на религиозность, и в отношении того, как религиозность может влиять на депрессию (2). Долгосрочные исследования, посвященные изучению тревожных расстройств, дизрегуляции аффекта, усилению или уменьшению чувства вины или позора, или серьезных хронических психических заболеваний также могли бы дать полезную информацию. Междисциплинарные эпидемиологические исследования показали, во всяком случае, что религия и духовность в значительной степени определяют психическое здоровье. В такой же степени, как пол или материальное благосостояние. Это свидетельствует о том, что религия должна быть использована как один из факторов, которые следует учитывать в психиатрических эпидемиологических исследованиях. Есть также убедительные доказательства предположения, что религия – это не просто еще одно единица измерения социальной поддержки(4).
• Исследование того, какие аспекты религии или духовности остаются неизменными во время психотического эпизода или каким образом их можно поддерживать. Необходимы изменения при рассмотрении конечной цели: от лечения психического расстройства на пациент-ориентированную перспективу, в которой целью является духовный и психологический рост пациента. Согласно этому, Kohlberg (5) и Piaget (6) представляют моральное развитие как последовательность стадий, начинающихся с осознания себя «как начала и конца всего» и ведущих к всеобъемлющим этическим принципам.
Религия уникальна тем, что обеспечивает связь между прошлым и будущим. В обществе, где правительственное внимание направлено на краткосрочную целесообразность, многие ценности отброшены, семьи непостоянны, институты нестабильны, и культуры менее «чисты» из-за миграции, и только религия ясно дает долгосрочную перспективу. Для понимания психических расстройств необходимыми являются долгосрочные перспективы, включающие в себя рассмотрение религии и духовности. Врачи будут способны лучше помочь восстановлению сбалансированного психического здоровья пациентам, у которых религия и проблемы психического здоровья переплетаются, если психиатры будут лучше понимать потенциал и возможные ловушки религиозных или духовных аспектов жизни пациентов (или их отсутствия).

Благодарности
Автор хотел бы поблагодарить доктора Р.К. Боуэна и доктора Л. Бэлбуену за редакционную помощь.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Underwood L, Teresi J. The Daily Spiritual Experience Scale: development, theoretical description, reliability, exploratory factor analysis, and preliminary construct validity using health-related data. Ann Behav Med 2002;24:22-33.
2. Koenig HG, King DE, Carson VB. Hand- book of religion and health. Oxford: Oxford University Press, 2012.
3. Phillips RE, Stein CH. God’s will, God’s punishment, or God’s limitations? Religious coping strategies reported by young adults living with serious mental illness. J Clin Psychol 2007;63:529-40.
4. Krause N. Exploring the stress-buffering effects of church-based and secular social support on self-rated health in late life. J Gerontol B Psychol Sci Soc Sci 2006; 61:S35-43.
5. Kohlberg L. Essays on moral development. San Francisco: Harper & Row, 1981.
6. Piaget J. The moral judgment of the child. New York: Free Press, 1965.
Количество просмотров: 810
Предыдущая статьяРелигия и здоровье: чем больше мы знаем, тем больше мы должны узнать
Следующая статьяНе причиняем ли мы вред упущением? Обращение к религиозности психически больных

Поделиться ссылкой на выделенное

Прямой эфир