Психиатрия Всемирная психиатрия
№01 2021

О способах оценки психопатологии, основанных на иерархическом подходе №01 2021

Номера страниц в выпуске:66-67
Lahey и соавт.¹ дают обзор соподчиненных структурных родовых моделей психопатологии, акцентируя внимание на роли в них общего психопатологического фактора.
Lahey и соавт.¹ дают обзор соподчиненных структурных родовых моделей психопатологии, акцентируя внимание на роли в них общего психопатологического фактора. Авторы рассматривают различия между иерархическими и уровнями более высокого порядка, структурными данными, полученными из родовых и лонгитюдинальных проектов, теории о природе различных структур, а также неразрешенные вопросы и задачи, стоящие перед исследовательскими и клиническими сообществами.
Они утверждают, что эти сообщества «сдерживает нынешнее отсутствие полноценной дименсиональной системы измерений в психопатологии, которая бы включала в себя все симптомы». Авторы предполагают, что «мы не можем полноценно описывать измерения в психопатологии, пока мы не сможем изучить все симптомы, которые определяют всю совокупность психопатологии, одномоментно и одним и тем же способом». Хотя, безусловно, существуют насущные потребности в психопатологических мерах измерения, так ли правдиво, что всеобъемлющие меры измерения психопатологии отсутствуют? Что значит «включать все симптомы»? Является ли оптимальной мерой та, в которой различные симптомы психопатологии оцениваются количественно одинаково? Как будет выглядеть идеальная мера?
По-настоящему полноценная мера психопатологии может оказаться недостижимой, так как потребности в измерениях развиваются вместе с областями изучения и всегда будут меняться.  Тем не менее разумные представители этого идеала, возможно, действительно должны существовать. Значимым примером такового является Achenbach System of Empirically Based Assessment (ASEBA) ². С другой стороны, можно указать на наличие множества специфических для каждой конкретной области возможностей измерений. Это такие измерения, как методики измерения настроения, соматических симптомов или расстройств мышления, которые были тщательно сконструированы для описания тех явлений, которые они призваны измерять. Они могут быть ограничены по глубине или ширине или ограничены иным каким-либо образом. Эти измерения не являются всеобъемлющими по отдельности, но, будучи объединенными, они обычно хорошо покрывают соответствующую область психопатологии. Многие исследования родовой структуры психопатологии обоснованно базируются на этих типах измерений, объединенных в единое целое.
По мере развития исследований родовых структур важно задаться вопросом, в чем именно нуждается эта область для всеобъемлющего описания. Иерархическая модель, такая как бифакторная модель, обычно отличается от альтернативных моделей. Ее основной фактор либо имеет прямое выражение в показателях (т.е. существуют «чистые» показатели общего фактора), либо его выражение иным образом не опосредовано через конкретные факторы (т.е. отношения между показателями конкретных факторов не могут быть объяснены в терминах общих факторных отношений)³.
Первый случай предполагает, что «чистые» показатели общего фактора могут быть разработаны, возможно, в процессе тестирования гипотетических фундаментальных механизмов, таких как перечисленные Lahey et al. (т.е. переменные, такие как отрицательные эмоции, когнитивные способности, импульсивный ответ на эмоции, нарушенное мышление или некоторые нейробиологические факторы). Последний случай, возможно, возникающий из-за потенциальной неспособности идентифицировать чистые показатели, может предполагать большую заинтересованность системных факторов, которые возникают скорее, чем соответствующий общий фактор. Это случай, когда весьма детализированный процесс действует через специфические факторы и динамически с ними соотносится 4 .
Универсальный способ оценки измерения, вероятно, неотделим от лежащего в его основе набора гипотез или предположений, неявных или явных, о природе составляющих ее факторов и о том, как они проявляются в показателях. Разработка или консолидация такого способа, в более широком смысле, вероятно, имели бы наибольшую полезность, если бы эти предпосылки систематически оценивались в рамках проекта.
Еще предстоит выяснить, в какой степени конкретный источник измерения влияет на структурное моделирование причинно-следственных связей показателей, хотя необходимость в едином происхождении, по-видимому, является безусловным правилом многих нынешних попыток родовых измерений. Например, если бы две исследовательские группы независимо друг от друга разработали две единицы измерения одной и той же психопатологической переменной, насколько сильно различались бы выводы о структуре этой переменной в зависимости от того, какой способ измерения использовался?
Независимо разработанные единицы измерения в психопатологии обычно используются вместе в структурных исследованиях, и несколько вопросов должно быть поднято о влияниях метода за пределами основных переменных, таких как тип респондента или время оценки. Каковы эти ограничения? Насколько неуточненные эффекты метода, связанные с источником, такие как неопределенные паттерны элементов структуры, влияют на результаты? Есть ли что-нибудь значимое в том, чтобы иметь общее происхождение, помимо связанных гипотез, лежащих в основе их конструкции? Препятствует ли сосредоточение внимания на комплексном измерении конкурентной оценке измерительных и структурных теорий?
Важно также рассмотреть вопрос о том, следует ли во всеобъемлющей единице измерения оценивать «все симптомы, определяющие совокупность психопатологии», «в одно и то же время и одним и тем же способом». Возможно, что различные области психопатологии лучше всего оценивать по-разному, либо из-за природы психопатологии, либо из-за проблем, связанных с проблемами понимания, ненадежными воспоминаниями, надежной или ненадежной ситуационной изменчивостью или другими переменными. Например, расстройства, связанные с когнитивным дефицитом, могут оцениваться иначе, чем расстройства настроения; виды бреда или нарциссическая психопатология могут быть оптимально оценены информантами, чем если бы была использована оценка дистресса; может быть, общий фактор побуждает к использованию иного подхода к измерению, чем специфические факторы.
На каком-то этапе становится неясно, может ли быть определен исчерпывающий набор симптомов. Необходимо учитывать возможность того, что для достижения всестороннего описания необходимы индивидуализированные компоненты оценки.
В этом случае можно было бы, по существу, иметь различные единицы измерения для каждого индивида, как крайний случай, когда симптомы не оцениваются «в одно и то же время или одним и тем же способом».
Одна из интересных проблем, поднятых иерархической или бифакторной моделью, заключается в том, как концептуализировать тяжесть психопатологических симптомов, особенно в клиническом контексте. Одна из классических концепций тяжести – это риск, связанный с симптомами для некоторых значимых осложнений или исходов, таких как смерть, серьезная травма, госпитализация или значительные потери. Другая распространенная, более поздняя концептуализация тяжести обнаруживается в теории тестовых заданий (item response theory), в которой тяжесть формулируется в терминах уровней психопатологии, необходимых для подтверждения симптома.
Как правило, в одномерных, недименсиональных моделях теории тестовых заданий поддержка большего количества симптомов указывает на более высокий уровень поражения, лежащий в основе психопатологии, и, следовательно, на ее тяжесть. Однако в дименсиональных моделях поддержка большего количества симптомов может отражать нечто этиологически отличное. То есть по мере того, как индивид предъявляет все более и более разнородные симптомы, наиболее подходящим выводом может быть не то, что индивид имеет риск по многим конкретным факторам, а то, что он/она имеет высокий риск по одному общему фактору с определенной этиологией, которая отражает другой набор патологических проявлений. Это несколько смещает взгляд на значение выявления разнородных симптомов в сторону от тяжести как таковой или многофакторности.
Разработка и использование дименсиональных комплексных единиц измерения должны в идеале учитывать эти типы проблем в том, как оцениваются и как интерпретируются ответы на эти меры.

Перевод: Шуненков Д.А. (Москва)
Редактура: к.м.н. Северова Е.А. (Смоленск)

Markon K.E. On hierarchically-informed measures of psychopathology. World Psychiatry. 2021;20(1):66-67.

DOI:10.1002/wps.20812


Список исп. литературыСкрыть список
1. Lahey BB, Moore TM, Kaczkurkin AN et al. World Psychiatry 2021;20:57–63.
2. Achenbach TM. The Achenbach System of Empirically Based Assessment (ASEBA): development, findings, theory, and applications. Burlington: University of Vermont Research Center for Children, Youth, & Families, 2009.
3. Markon KE. Annu Rev Clin Psychol 2019;15:51–69.
4. Baumert A, Schmitt M, Perugini M et al. Eur J Pers 2017;31:503–28.
Количество просмотров: 271
Предыдущая статьяПрименение иерархических моделей психопатологии в генетических исследованиях и поиске биомаркеров
Следующая статьяПсихометрия, интерпретация и клинические последствия иерархических моделей психопатологии
Прямой эфир