Психиатрия Всемирная психиатрия
№02 2014

Социальная нейронаука: конец деструктивного противопоставления «социального» и «биологического» в психиатрии №02 2014

Номера страниц в выпуске:140-141
Психиатрия – это отрасль медицины, которая требует всесторонней оценки и полноценного понимания социальных, психологических и биологических аспектов здоровья пациентов. Некоторые психиатры с трудом принимают эту сложность, выходящую за рамки привычной медицинской парадигмы. 
Многие специалисты и представители общественности рассматривают клинические проблемы с упрощенной, поляризованной позиции, то есть разделяют проблемы в сфере психического здоровья на «социальные» и «биологические».
Перевод: Алфимов П.В.
Редактура: Курсаков А.А.

Психиатрия – это отрасль медицины, которая требует всесторонней оценки и полноценного понимания социальных, психологических и биологических аспектов здоровья пациентов. Некоторые психиатры с трудом принимают эту сложность, выходящую за рамки привычной медицинской парадигмы. 
Многие специалисты и представители общественности рассматривают клинические проблемы с упрощенной, поляризованной позиции, то есть разделяют проблемы в сфере психического здоровья на «социальные» и «биологические». Такой тип мышления нередко имеет политические и идеологические предпосылки. Это приводит к искажению восприятия психиатрии как специальности, препятствует профессиональному взаимодействию и разработке эффективных медицинских услуг и, самое главное, мешает надлежащему оказанию помощи пациентам [1].
Любой опытный психиатр знает, что для надлежащего оказания помощи требуется тщательно рассматривать как биологические, так и психологические и социальные аспекты любой клинической проблемы, что исключает описанные выше редукционизм. Прагматичное и клинически эффективное разрешение этой сложности является основной задачей современной психиатрии.
В работе Cacioppo и соавт. [2] изложены принципы и потенциальные преимущества социальной нейронауки. Материал в статье изложен в доступной и информативной манере и подчеркивает важность и своевременность развития новой психиатрической дисциплины. 
Концепция социальной нейронауки появилась в начале «Десятилетия изучения мозга» в 1990-х гг. Новая дисциплина предполагала использование мощных инструментов нейронауки для изучения механизмов работы мозга, которые лежат в основе социального взаимодействия и поведения [3]. На теоретическом уровне представлялось важным изучить нейробиологию социального поведения как в норме, так и в контексте психической патологии. На эмпирическом уровне появилось много интересных находок, которые в будущем могут оказаться полезными в клинической практике.
Наряду с другими стремительно развивающимися дисциплинами (когнитивные и аффективные нейронауки, функциональная нейровизуализация, молекулярная биология) социальная нейронаука может сделать очень многое для разрешения клинических проблем, с которыми сталкиваются врачи-психиатры. Вместе эти области научного знания помогут заполнить пропасть между биологическими и молекулярными системами головного мозга и клинической действительностью.
Можно ожидать, что эти подходы помогут нам переосмыслить основные клинические понятия в психиатрии и перейти от грубой диагностической классификации, основанной на описании симптомов, к диагностике, основанной на лабораторной регистрации нормальной и патологической работы мозга, так, как это происходит в других отраслях медицины [4,5].
Конечно, наши ожидания должны быть реалистичными. Важно быть осторожными в интерпретации ранних находок, которые лишь кажутся обнадеживающими. В науке золотым стандартом является репликация находок в независимых и дополняющих друг друга экспериментах. Многие исследования в области нейронаук имеют недостаточную статистическую мощность. Это приводит к тому, что во многих публикациях представлены «формально значимые» результаты, тогда как на самом деле ни о какой значимости речи не идет – эти результаты отражают ложноположительные находки [6]. Например, в случае молекулярной генетики [7] надлежащие размеры исследуемых популяций измеряются тысячами, но никак не десятками пациентов (что имеет место во многих недавно опубликованных работах). Это подчеркивает важность сотрудничества между научными коллективами и необходимость независимой репликации результатов.
Cacioppo и соавт. считают, что так называемые «эндофенотипы» проще поддаются изучению с точки зрения генетики и биологии, чем ограниченные нозологические конструкты (психические расстройства). К настоящему времени в генетических исследованиях не удалось получить убедительных доказательств, свидетельствующих в пользу этого утверждения [8]. Большой объем научных данных, теоретические рассуждения и здравый смысл подсказывают нам, что не может существовать единого простого подхода, который мог бы «распутать» всю сложность причинно-следственных механизмов развития психических расстройств. Вряд ли социальная нейронаука является исключением из этого правила.
Cacioppo и соавт. не осветили один аспект, который важен для понимания границ между нормальной и патологической работой мозга. Речь идет о крупномасштабном компьютерном моделировании. Например, в рамках проекта Human Brain Project, финансируемого Европейским Союзом, интенсивные компьютерные расчеты используются для моделирования развития нейрональных сетей и лучшего понимания функций головного мозга [9]. Есть мнение, что мощная компьютерная модель, ориентированная на многоуровневую интеграцию функций нейронов, позволит реконструировать работу головного мозга в норме и при патологии. Хочется верить, что наряду с другими крупномасштабными инициативами в сфере нейронаук [9] этот проект приблизит нас к пониманию сути психических расстройств.
Социальная нейронаука может многое предложить психиатрии в среднесрочной и долгосрочной перспективе. В ближайшем будущем можно ожидать, что сам факт существования этой дисциплины поможет бороться с упорным и наивным редукционизмом – с разделением психического здоровья на «биологические» и «социальные» компоненты.
Список исп. литературыСкрыть список
1. Craddock N, Antebi D, Attenburrow MJ et al. Wake-up call for British psychiatry. Br J Psychiatry 2008;193:6-9.
2. Cacioppo JT, Cacioppo S, Dulawa S et al. Social neuroscience and its potential contribution to psychiatry. World Psychiatry 2014;13:131-9.
3. Adolphs R. Conceptual challenges and directions for social neuroscience. Neuron 2010;65:752-67.
4. Craddock N, Owen MJ. The Kraepelinian dichotomy – going, going… but still not gone. Br J Psychiatry 2010;196:92-5.
5. Craddock N, Mynor-Wallis L. Psychiatric diagnosis: imperfect, impersonal and important. Br J Psychiatry 2014;204:93-5.
6. Button KS, Ioannidis JP, Mokrysz C et al. Power failure: why small sample size undermines the reliability of neuroscience. Nat Rev Neurosci 2013;14:365-76.
7. Cross-Disorder Group of the Psychiatric Genomics Consortium. Identification of risk loci with shared effects on five major psychiatric disorders: a genome-wide analysis. Lancet 2013;381:1371-9.
8. Walters JT, Owen MJ. Endophenotypes in psychiatric genetics. Mol Psychiatry 2007;12:886-90.
9. Kandel ER, Markram H, Matthews PM et al. Neuroscience thinks big (and collaboratively). Nat Rev Neurosci 2013; 14: 659-64.
Количество просмотров: 799
Предыдущая статьяСоциальная нейронаука и ее потенциальный вклад в психиатрию
Следующая статьяПриведут ли «нисходящие» и «восходящие» исследования в области нейронауки к разработке новых методов лечения психических расстройств?
Прямой эфир