Психиатрия Всемирная психиатрия
№02 2019

Низкий когнитивный темп: необходимость глобального исследования №02 2019

Номера страниц в выпуске:244-245
Понятие «низкого когнитивного темпа» (НКТ), набора симптомов, характеризующихся чрезмерной мечтательностью, путаницей и неясностью мыслей, сонливостью и замедленным мышлением и поведением, было введено более трех десятилетий назад.
Понятие «низкого когнитивного темпа» (НКТ), набора симптомов, характеризующихся чрезмерной мечтательностью, путаницей и неясностью мыслей, сонливостью и замедленным мышлением и поведением, было введено более трех десятилетий назад.
Несмотря на рост интереса к теме в исследовательской среде, НКТ все еще остается в значительной степени неизвестным как исследователям, так и клиницистам. Кроме того, НКТ в основном изучался в США, лишь немногие исследования проводились в Западной Европе и еще меньшее их количество – в других частях мира.
В данной статье я привожу краткие сведения о НКТ и обращаю внимание на необходимость глобального исследования этого явления, включая его феноменологию, этиологию и течение, сопутствующие факторы и причины развития, а также клиническое значение.
Изучение НКТ было тесно связано с изучением синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ), и эта историческая ассоциация по-прежнему присутствует во многих литературных источниках. НКТ тесно связан с расстройствами внимания при СДВГ, хотя результаты метаанализа также отмечают их различия1.
Еще одним последовательным выводом является дифференциация НКТ и нарушений внимания при СДВГ в их связи с другими кластерами психических расстройств: НКТ тесно ассоциирован с интернализированными симптомами, особенно депрессивными, но не ассоциирован или обратно-ассоциирован с экстернализированным поведением при учете расстройств внимания при СДВГ, и наоборот, нарушения внимания при СДВГ неизменно ассоциируются с экстернализированным поведением и менее ассоциированы с интернализированными симптомы при учете НКТ1,2.
В соответствии со связью НКТ с интернализированными симптомами, появляются данные о связи между НКТ и риском суицида3, а также симптомы НКТ ассоциированы с социальными нарушениями, в частности, с социальной отгороженностью и изоляцией1,2. Результаты академической успеваемости и нейрокогнитивные находки несколько неоднородны, хотя есть начальные доказательства того, что НКТ ассоциирован со значительными трудностями с успеваемостью, более низкими оценками, более медленной скоростью обработки информации и более слабой способностью к удержанию внимания1,2.
Наконец, наличие НКТ является предиктором отсутствия или слабого ответа на метилфенидат у детей с СДВГ4, подчеркивая клиническую значимость этой группы симптомов. Тем не менее, изучение НКТ все еще находится в зачаточном состоянии, при этом ряд имеющихся данных еще предстоит подтвердить, а другие области исследования остаются полностью нетронутыми.
Сейчас очень подходящее время для глобального исследования НКТ. Недавний метаанализ выявил симптомы НКТ, которые эмпирически отличаются от нарушений внимания при СДВГ1, и последующая оценка позволила определить параметры НКТ и конкретный набор симптомов, которые могут использоваться родителями, учителями, детьми и взрослыми информантами.
Несколько переводов этих параметров появилось или в настоящий момент в процессе перевода. Стало понятно, что формулировки некоторых пунктов НКТ, являясь культуральными идиомами на английском языке, нелегко поддаются переводу (например, «путаница мыслей», «кажется, что в тумане»). Разработка стандартного набора симптомов, который может быть легко переведен на различные языки, является первым важным шагом к глобальному исследованию НКТ.
По мере появления валидизированных инструментов, они могут использоваться для изучения того, являются ли симптомы НКТ аналогично идентифицируемыми во всех культурах. Это необходимо, чтобы определить транскультуральную значимость НКТ и лучше понять его феноменологию, развитие и функциональное воздействие. Возможно, что НКТ является более распространенным или более тяжелым в определенных контекстах. Например, связанные с НКТ застенчивость и отстраненность могут быть более пагубными для более широкого социального функционирования в некоторых культурных контекстах по сравнению с другими5.
В то же время следует рассмотреть вопрос о том, связано ли наличие НКТ и его влияние на функционирование с социальными факторами и усугубляется ли ими таким образом, что это перекликается с выводами, связывающими различия в показателях диагностики СДВГ с политикой подотчетности в области образования в США6. Всемирное исследование НКТ позволило бы также изучить глобальные факторы, такие как интенсивность солнечного излучения, которые могут быть связаны с изменением показателей распространенности СДВГ7.
Кроме того, могут существовать различные культуральные особенности проявления НКТ (например, мечтательность), которые, в свою очередь, могут оказаться точками приложения для приемлемых профилактики и вмешательств. Эти интереснейшие задачи могут быть решены только в том случае, если НКТ выйдет на уровень глобального исследования.
Наконец, уже высказывалось предположение о том, что НКТ может стать новым психическим расстройством, выделенным, в частности, для обеспечения более широких возможностей для психофармакологического вмешательства8. Изучение глобальной распространенности и последствий НКТ помогло бы снять озабоченность по поводу того, что СДВГ получает эмпирическое подтверждение не из-за клинических потребностей пациентов, а для прибыли фармацевтических компаний.
Прошло более 40 лет прежде чем в фундаментальном обзоре, опубликованном в этом журнале, поставили вопрос, является ли СДВГ американским заболеванием9. Было бы разумно извлечь уроки из истории СДВГ и изучить культуральный или глобальный характер НКТ как можно скорее.

Автор поддерживается премией (no. K23MH108603) Американского национального института психического здоровья (NIMH). Содержание данной статьи находится полностью под ответственностью автора и необязательно отражает официальные взгляды NIMH.

Перевод: Пальчикова Е.И. (Санкт-Петербург)
Редактура: к.м.н. Чумаков Е.М. (Санкт-Петербург)

Becker SP. Sluggish cognitive tempo: the need for global inquiry. World Psychiatry 2019;18(2);237-38.

DOI: 10.1002/wps.20639
Список исп. литературыСкрыть список
1. Becker SP, Leopold DR, Burns GL et al. J Am Acad Child Adolesc Psychiatry 2016;55:163-78.
2. Becker SP, Barkley RA. In: Banaschewski T, Coghill D, Zuddas A (eds). Oxford textbook of attention deficit hyperactivity disorder. Oxford: Oxford University Press, 2018:147-53.
3. Becker SP, Withrow AR, Stoppelbein L et al. J Child Psychol Psychiatry 2016;57:1390-9.
4. Froehlich TE, Becker SP, Nick TG et al. J Clin Psychiatry 2018;79:17m11553.
5. Rubin KH. Dev Psychol 1998;34:611-5.
6. Fulton BD, Scheffler RM, Hinshaw SP. Psychiatr Serv 2015;66:1074-82.
7. Arns M, van der Heijden KB, Arnold LE et al. Biol Psychiatry 2013;74: 585-90.
8. Schwarz A. Idea of new attention disorder spurs research, and debate. New York Times, April 11, 2014.
9. Faraone SV, Sergeant J, Gillberg C et al. World Psychiatry 2003;2:104-13.
Количество просмотров: 895
Предыдущая статьяПТСР и осложненное ПТСР в мкб-11: структуральная валидизация с использованием сетевого анализа
Следующая статьяСекретариат ВПА: идем в ногу со временем!
Прямой эфир