Психиатрия Психиатрия и психофармакотерапия им. П.Б. Ганнушкина
№06 2020

Памяти друга Анатолий Николаевич Богдан (1946–2020) №06 2020

Номера страниц в выпуске:50
1 декабря ушел из жизни мой очень близкий друг, прекрасный врач-психиатр, нарколог, психотерапевт Анатолий Николаевич Богдан. Мы знакомы с Толей более 40 лет и последние четверть века трудились вместе на кафедре психиатрии ФДПО РНИМУ им. Н.И. Пирогова, где он работал в качестве доцента. Анатолий Николаевич строил свои отношения с больными на принципах высокого гуманизма и уважения.

In Memoriam of my Friend. Anatoly N. Bogdan

6.pngПосле окончания Черновицкого медицинского института в 1971 году и прохождения ординатуры по психиатрии, А.Н. Богдан переходит на работу в одну из подмосковных психиатрических больниц, а еще через некоторое время — устраивается младшим, а позднее — старшим научным сотрудником в отдел эпидемиологи Института психиатрии АМН СССР, где в 1983 году защищает кандидатскую диссертацию на тему «Клинико-эпидемиологическая характеристика вариантов параноидной шизофрении с благоприятным и неблагоприятным социально-трудовым прогнозом». В начале 90-х Анатолий Николаевич получает предложение перейти на работу на только что созданную кафедру психиатрии, психофармакологии и психосоматики ФУВ РГМУ им. Н.И. Пирогова (ныне ФДПО РНИМУ МЗ РФ), где и проработает все последующие годы.
Анатолия Николаевича  любили все: и преподаватели, и курсанты, и ординаторы (Толя отвечал за работу с ними) и, конечно же, больные. Он был доброжелателен, но требователен, настойчив, но терпелив, никогда не повышал голос, никогда не слышал я от него ни одного дурного слова.
Настоящий русский интеллигент, глубоко понимающий литературу и поэзию, книгочей, знающий обо всем, что происходит в этой сфере, синефил и меломан, владеющий иностранными языками, Толя Богдан был необыкновенно интересным собеседником.
С ним можно было говорить обо всем на свете: от политических новостей до умиления нашими внучками (Эмма была предметом его особенной гордости), от особенностей течения пандемии в Швеции до обсуждения деталей творчества Чеслава Немена. 
Но самым главным качеством Толи (помимо его высочайшего профессионализма врача) была его необыкновенная верность дружбе, преданность и надежность, спокойная готовность прийти на помощь в любую минуту, оказать посильную помощь советом, поддержать, а иногда и просто выслушать. Эти же качества я наблюдал за ним и в кругу его семьи — Анатолий был примерным семьянином, любящим мужем, внимательным отцом, заботливым дедом. 
Неудивительно, когда попав в больницу вместе с женой, он успел сообщить мне о том, как его тронул поступок соседей по дому, которые решили собрать для четы деньги — кто сколько может… И это говорит об отношении к нему окружающих.
Изоляция 2020 сблизила нас, мы дистанционно стали общаться еще чаще, все свои новые творения я показывал первым делом (помимо семьи) ему — и Толя всегда был честен со мной. Иногда мы вспоминали молодость — его родные Черновцы (где некогда бывал и я) или его знаменитую шутку на Первой Суздальской Школе молодых психиатров в далеком 1979 году, когда Толя неожиданно придумал подпись для стенгазеты под фото с двумя маститыми профессорами, живо обсуждающими изображения на потолке у входа в т.н. «зону отдыха». «Выхожу из бара, — написали мы, — смотрю: ангелы летают!». 
Ангелы парят над ним и сейчас.
Все близкие друзья обычно родом из детства. 
В зрелом возрасте таких встречаешь нечасто, и, как правило, с ними находишь гораздо больше общих интересов. 
Невыносимо, когда они уходят так нежданно, так несправедливо…
И так рано. 

П.В.Морозов
Список исп. литературыСкрыть список
Количество просмотров: 865
Предыдущая статьяНейроэндокринная безопасность современных антидепрессантов — предиктор высокой приверженности к психофармакотерапии
Следующая статьяМогут ли врачи общей практики диагностировать и лечить депрессию и тревогу? Медицинское право, профессионализм, компетентность
Прямой эфир